Виталий Дубогрей (dubikvit) wrote,
Виталий Дубогрей
dubikvit

Category:

Юрию Шевчуку 58 лет

000

16 мая 1957 года в поселке Ягодное Магаданской области в семье школьных учителей родился Юрий Шевчук.




Вот как сам Юрий Шевчук рассказывает о своём детстве и юности

Хоть родился я и на Севере, все мое сознательное детство прошло на юге. Видимо, замотала родителей Колыма, и вот, когда мне было лет шесть, только началась хрущевская оттепель, и мы переехали на Кавказ, в Нальчик, где отец устроился работать – опять по партийной линии – на завод ИСКОЖ. В Нальчике я пошел в школу. Там мать сидела с нами, детьми, занималась хозяйством, а отец работал с утра до ночи. Но при этом не забывал и нас воспитывать. В выходные дни он рано вставал, сначала делал зарядку, напевая что-нибудь вроде «Я люблю тебя, жизнь», а потом будил нас. «Вставайте, сэр, вас ждут великие дела! Сегодня у нас генеральная уборка». И он заставлял нас выносить половики, мыть пол, посуду, – и все это с шутками-прибаутками, которые нас частенько задевали.



А дело-то было в Нальчике, вокруг гордые абреки – кабардинцы и балкарцы! Всю домашнюю работу у них должна делать женщина. Для мужчины это стыдно. А отец выносил и выбивал ковры прямо на глазах у старых горцев в папахах. У них даже разборки были из-за этого. Но отец всегда мог за себя постоять.



После генеральной уборки, по воскресеньям, мы отправлялись всей семьей в парк или в кино. И вечером – семейный ужин. Жили мы, с одной стороны, хорошо, например, отец был меломаном – и у нас был магнитофон. А телевизор появился еще в Магадане, и все соседи со своими табуретками приходили его смотреть. Но были и очень сложные, бедные периоды. Помню, как-то было совсем голодно, даже с хлебом перебои. И вот отец приносит буханку и подсолнечное масло. Налил масло в тарелку и говорит: «Вот, дети, самая вкусная еда. Макайте хлеб в масло, солите и ешьте». И так все это он вкусно и красиво описал, что мы так прожили три дня, на одном хлебе с подсолнухами.



А потом мы переехали в Уфу. По инициативе матери, конечно, – ей хотелось обратно на Урал. Возможно, были иллюзии, что там будет проще жить... Но как бы то ни было, иллюзии пропали, а мы остались.



В Уфе отец опять устроился работать на какую-то партийную должность. Опять много работал. Но тоже нас не забывал. Помню, как-то выкроил время и повез нас в Москву и Ленинград. Он нам показывал столицы, а потом встречался со своими фронтовыми друзьями. И вот, чтобы мы не болтались без дела, заставлял нас каждый день вести дневники, записывать впечатления. Потому что отец в принципе не терпел безделья и все время повторял, что мы должны учиться и работать во славу Родины.



То есть, с одной стороны, папа был очень строгим и до глубины души патриотичным человеком, но идеологически он нас никогда не грузил. Не пытался навязать своих убеждений. А воспитывал исключительно морально-этические принципы, честность прежде всего. Потому что сам был честен почти патологически. Всегда говорил: «В нашей семье вранья никогда не было и не будет».

Я, конечно, несмотря на все усилия родителей, приносил много хлопот, пока рос. Хулиганил много, – папа с мамой намучились. Столько историй с этим связано. Приводов в милицию. Но отец и здесь меня воспитывал. Например, стою я как-то в подворотне со своими чуваками. Все волосатые, с сигаретами в зубах – обсуждаем новый альбом RollingStones. И тут папа с балкона кричит: «Юра, домой. Ты мне нужен». А я, даже не поворачиваясь: «Щааа...» (Вроде как «да ну его, старого хрена»). И продолжаю трепаться. И через некоторое время вижу, что у ребят вдруг лица побледнели и осунулись. Ну, я повернулся, а мне папа как залепит, сигарету по зубам размазал... Сейчас я понимаю, что он, конечно, прав был.



В другой раз я капитана милиции побил немножко, а он осерчал. Сижу в КПЗ, уголовнички вокруг уже мой срок обсуждают. И тут открывается дверь, меня выводят. В кабинете сидит бледный отец. И милиционер говорит: «Ну что, сынок. Вот твой отец – фронтовик, герой. Ради него мы тебе поблажку дадим». Дело закрыли. Если бы отец тогда не пришел, не попросил, хотя ему это сложно было, неизвестно, как бы моя судьба могла сложиться. Так что для родителей мое взросление было нелегким испытанием. И для отца, и для мамы. Она, кстати, тоже, несмотря на свою тонкость и интеллигентность, могла быть очень жесткой. Когда меня выгнали из института за плохое поведение, я уже неплохо играл на гитаре – собрался ехать в Сочи, выступать на дискотеках. И вот я уже пакую вещи, и тут подходит мама. Смотрит на меня пристально и говорит: «Нет, сынок. Не поедешь ты в Сочи. А поедешь на Колыму – грузчиком работать». И отправила меня действительно работать докером. Я там навигацию отпахал, по двенадцать часов таскал ящики, вира да майна. Я теперь ей за это очень благодарен. А то так бы и сгинул в сочинских кабаках.



К моим занятиям музыкой у родственников вообще было крайне неоднозначное отношение. Мама хотела, чтобы я стал художником. На нее и сейчас моя известность не очень повлияла, и она до сих пор иногда говорит, что живопись у меня бы пошла лучше. Все может быть, кто теперь знает?

Сестра Наташка тоже страдала от моих музицирований. Еще в Нальчике мы с ней жили вдвоем в 8-метровой комнате. И я все время играл, но поскольку делать этого еще не умел, то получалось только бренчать один аккорд. И так сестре это надоело, что в один прекрасный день она взяла гитару (мою первую гитару, на которую я долго копил деньги) и разбила ее прямо о мою голову. Обидно, конечно, было... Но за дело.



Ну а папа вообще очень долго в штыки принимал музыку. Когда я начал сочинять мелодии, бывало, стою, смотрю в окно, а он подходит сзади и говорит: «Что ты трясешься, как ...? Когда ты станешь человеком – пойдешь работать инженером?» Принял он мое увлечение, когда мне было уже лет двадцать восемь. Я к тому моменту уже года два как жил с женой в Ленинграде. И вот на один из концертов приехал папа, – посмотреть, чем я здесь занимаюсь.

Это был 1987 год. В Питере уже свобода, рок-клуб, Гребенщиков, на которого тогда молились. А у нас один из первых концертов. Папа приготовился, надел ордена, медали. Выпил для храбрости. Заходит, – а мы уже вовсю играем. И вот отец, старый разведчик, поймал за шкирку первых попавшихся пацанов и стал расспрашивать их, как они к нам относятся. А ему говорят: «Ты что, батя, это ж «ДДТ», это ж круто!» И потом, уже после концерта, он пришел к нам в гримерку и говорит: «Молодцы!» Вот только тогда он первый раз принял то, что я люблю, чем я занимался и продолжаю делать до сих пор.



А сейчас он уже мной гордится, требует новые записи. Вот так.

Может, и простая жизнь проходила передо мной в детстве, но эта простота не была простоватой. Она была очень наполненной, философичной и даже художественной, как я сейчас понимаю. Потому что все вокруг было искусством – творением рук человеческих и Божьих. Родители подарили и мне, и сестре чудесное детство и замечательную юность, которые определили мой жизненный путь, которому я до сих пор и следую...

Источник: www.worldelectricguitar.ru/articles/yuri_shevchuk_articles_7.php



Смотрите также другие посты из серии "Малоизвестные фото российских рок музыкантов:





Часть 18 Часть 19 Часть 20 Часть 21 Часть 22



Tags: Знаменитости, Русский рок
Subscribe
promo dubikvit september 19, 2016 14:04 73
Buy for 90 tokens
В этом году замечательной мультипликационной студии «Союзмультфильм» исполнилось 80 лет. Персонажи, которые подарила нам эта студия знакомы нам с пеленок. Мы все выросли на этих мультфильмах. Ждали их каждый день в "Спокойных ночах", подчеркивали в программках чтобы не пропустить на каникулах…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments